Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:03 

следующая глава

Ando Gro
defying gravity
***

Запах осенней воды звучал сегодня настойчивей и ярче. Сон стал неразборчивым, пепельно-серым, как складки смятого покрывала. Найдра нахмурился, не открывая глаз. Земля шумела в глубине – из Рэйгра двигалась буря, эхо её уже плескалось в глубине реки.

- Ты спал целый день, - сказала Зит с укором. Она сидела рядом с Найдрой, положив на колени огромную книгу – запах металла и кожи опутывал её переплёт. Не открывая глаз, Найдра следил за тем, как пальцы Зит скользят по строчкам, - а теперь сюда движется дождь. Ты не попадёшь на охоту. Никакого от тебя толку.

Её упрёки звучали так спокойно и мягко, что Найдра не пытался разобрать их суть. Мысли путались. Река уносила его сон куда-то в темноту, к подземным потокам.

- Тшш! – пересохшими губами шепнул Найдра, - у меня был какой-то важный сон. Важный-важный.

- Это точно не похмелье?.. – дыхание Зит стало ближе, и, разлепив веки, Найдра увидел её прищуренный взгляд. Он пронзил его, как раскалённое железо. Найдра резко сел, отмахнувшись от неё, - Что?..

- Я должен уходить. Мне нужно вернуться в город. Там что-то случилось.

Зит нахмурилась, в чёрных глазах пожирали друг друга злость и беспокойство.

- «Что-то» случается каждый раз, когда ты возвращаешься туда. Тебя просят остаться. Ты отказываешься. Тебе угрожают, нам угрожают, в обмен на спокойствие ты выдаёшь какую-нибудь нашу тайну и бежишь от них. Говоришь, что не вернёшься никогда. А потом снова…

- Нет! – Найдра вскочил, отшвырнул ногой одеяло, - Я не выдавал ваших тайн! Вы требовали, чтобы я рассказал о вас хозяину замка! Я рассказал! Вы не объяснили почему вам это нужно, наверняка вы сами не знали этого! Если вы не хотели, чтобы о вас знали и спрашивали в Рэйгра, то не надо было и просить о таких вещах! Я не виноват, что вы, люди, такие тупые.

Вес её мрачного взгляда делал воздух в шатре, и без того тяжёлый от приближающейся грозы и сгущающейся снаружи ночи, ещё тяжелее. Найдра сел, скрестив ноги, и принялся сердито раздирать когтями свои непослушные кудри. Зит молчала. Шкура, укрывавшая шатёр, приглушила грохот неба – он звучал всё ближе и ближе. Она ещё хранила запах охоты, погони и ярости. Дождь унесёт этот запах, жаль.

- Что ты молчишь? – огрызнулся Найдра, - Нечего возразить, так уйди отсюда.

- Я жду, пока ты перестанешь орать. – в её голосе слышалась улыбка, и это бесило ещё больше, - Хочешь узнать, что случилось в Рейгра? И почему тебе не надо возвращаться?

- Как будто ты знаешь!

- Колтани знает.

- Нихрена! Я уже пытался делать то, что говорит ваша Колтани, и сам же оказался виноват!

Дождь дробным шквалом притушил его слова. Воздух стал ещё горячей и теснее.

- Что, Найд, охота отменяется? – Клотрен нырнул в шатёр, осыпая всё вокруг холодными брызгами – его волосы и мех на его одежде, всё промокло насквозь. Найдра поморщился и принялся собирать свои вещи, смутно слыша собственное рычание, - Что с ним?

Зит пожала плечами и прочертила в воздухе знак прощания, до неприличия искажённый:

- Найдра соскучился по папочке, собирается уходить.

- Да пошла ты! – его рык и стук крови в висках заглушил грозу, а в следующую секунду беззвучный раскат грома врезался в висок – мир ослепительно вспыхнул, обжёг глаза болью и через мгновенье исчез.


***


Теперь забытье было гулким и пустым – как скорлупа ореха, как колокол, потерявший голос. Собственные мысли, чужие слова, настойчивый ропот дождя – всё звучало лишь эхом снаружи.

- Мммм, - поморщился Найдра, пытаясь понять, не выбросило ли его за пределы мира. Прикосновение Зит, тёплое, с едва уловимым хвойным запахом, скользнуло по его виску к щеке, пробуждая и успокаивая.

- Хорошо, что ты его не убил, - её голос, гулкий и глубокий, плыл над закрытыми веками, - будь в следующий раз осторожней.

- Ничего ему не будет, - буркнул Клотрен, - демон же. Нужно ударить чем-то потяжелее, чтобы убить.

- Ненавижу вас, - собственный голос звучал ещё дальше, чем их голоса, - тупые кретины.

- Заткнись, или я снова тебя вырублю.

Убить его? Исчезнуть отсюда? Боль в голове была такой тяжёлой, давящей, что и мысли, и ярость стали будто бы сплющенными, безвкусными и плоскими. Дождь стучал о покров окутавшей их тишины, так что она казалась плотной, неразрушимой. Этот дождь возвещал начало настоящей осени – сегодня Гро погиб, чтобы его Семья пережила зиму, вернулась весной с новыми красками, новыми историями и песнями. В терлите в последнее время только о том и говорили – далёкие от любых Семей, они всё же признавали созвучие голосов Колтани и Налары. Но праздника они не устраивали, только слушали и слушали шум огибающих их волн. Найдра надеялся проводить Гро в Рейгра – как брат хозяйки замка, он должен был присутствовать, но теперь безнадёжно опоздал. Лорэ так яростно ревновала его к загадочному терлиту, ставшему после её прихода к власти недостижимым, что он не мог понять – хочет она оставить его возле себя навсегда, или прогнать и никогда больше не видеть. Найдра и сам не знал, желает ли теперь видеть Лорэ и замок. Он скучал по Триа. Без него даже ошеломляющий красками и запахами сад-лабиринт казался поблёкшим, все звуки его потускнели – Найдра бродил там, как во сне, избегая своей семьи, демонов, притворявшихся людьми и так увлекшихся этой игрой, что узнать их было всё сложней и сложней с каждым возвращением. Найдра жаждал свободы, он хотел отправиться в другую страну, на юг, или с бескрайнюю снежную степь грёзы, или ещё дальше – сквозь другие миры, незнакомые, пронизанные бесконечными живыми дорогами Талисмана. Но он не мог оставить Зит, её реку и её людей. Карсу обещал убить их, если Найдра забудет о его власти, обещал найти способ. «Они скрылись в магической сфере, - говорил он, - но что мне до того? Я могу уничтожить весь воздух вокруг неё и всю землю. Разорвать их реку, как бумажную ленту. Обрушить их дома в пропасть между мирами. Они живы, пока я позволяю им, ведь я не хочу тебя огорчать. Но и ты не огорчай меня. Будь благодарен. Как твоя сестра».

Найдра не был благодарен. И слово "сестра", и слово "семья" казались ему всё более чуждыми. Условности, которыми опутал их Карсу, душили его, и он не мог понять, как Лорэ этого не замечает, почему выглядит такой счастливой – настороженной, нервной, но счастливой. Лорэ любила власть, эта страсть была в ней так сильна – за эти два года Найдра понял, что вовсе её не знает. Лорэ так легко было сделать выбор, что поначалу он принял её страстное отношение к новой жизни за демоническую лёгкость непривязанности. Триа забрали у неё, а она почти не грустила. Найдра завидовал ей и восхищался – до тех пор, пока не понял, что другая жажда владеет ею, другая страсть ведёт её вперёд, её настоящая любовь. Это чувство казалось Найдре ещё почти больным, извращённым. Говорят, Талисман насылает на неугодных ему проклятье одержимости - страсть, которую ничем нельзя насытить. Если человек или демон поддаётся этой страсти, он отдаёт всё, всё, всё чем владеет, всё, чему мог бы научиться, всё, что мог бы увидеть, и всех, кого мог бы полюбить, пока проклятье не иссушает все его чувства, до дна, не остаётся единственным, что продолжает гореть. В день, когда Триа забрали в Башню Йоны, Найдра примчался к Лорэ, хотел обнять её и утешить. Он сказал, что попросит Зит помочь, распутать его сны, вернуть его. Но не успел. Лорэ вскинула на него глаза, блестящие от близких, но невозможных слёз – Лорэ дилэйн, она не может плакать – и Найдра увидел, как чёрная, пронзительная боль в них обращается в какой-то дикий, незнакомый ему восторг. Всего мгновение – но он это видел, отшатнулся, проглотил свои сочувственные слова. Конечно, после Лорэ страдала, и бродила одна в лесу, выслеживая оленей и заплутавших охотников, и даже не хотела принимать новую должность, пока Карсу её не заставил. Но каждый раз, думая о ней, Найдра вспоминал этот взгляд, и он отбрасывал его от Рэйгра – сюда, к Колтани.

- Почему же я так хотел вернуться? – пробормотал Найдра вслух, прижимаясь к запястью Зит носом. Её кожа была мягкой, запах мёда, запах леса, - Почему это было так важно?

- Потому что он очнулся, - тихо сказал Клотрэн, гладя его по волосам. Рука его была тяжёлой и удар всё звучал в неуспокоенной крови, как эхо, но прикосновение уносило боль, - ты должен поговорить с ним два года назад. Поговорить с хозяином замка. Теперь нужно ждать.

- Триа очнулся? – вскинулся Найдра, но Клотрэн пригнул его голову вниз, к мягким коленям Зит, где он лежал до сих пор, - Почему я должен ждать?

- Он убьёт тебя, - прошептала Зит, и Найдра услышал в её голосе слёзы, - вы теперь предатели для него. Ваша семья сплелась, как сеть дорог, которые направлялись во все стороны света, а теперь ведут в никуда. Такого не должно быть, он знает, Тэрио знает. Он тебя убьёт. Мы найдём способ связаться с ним, мы объясним…попробуем объяснить. Оставайся здесь.

Она склонилась к нему, её тяжёлые тёмные волосы укрыли его, как дурманящий полог. Шёпот дождя то накатывал на их шатёр, то отступал. Так хотелось погрузиться в голос Колтани, в их голоса, их человеческую любовь….

- Нет, - ответил Найдра себе и Зит, неслышно нашаривая свою сумку, - никто меня не убьёт. Я не моя семья, у меня семьи нет. Триа не Тэрио. Я смогу объяснить.

***
Колтани, как и Зит, пыталась удержать его – потянувшись к замку всем своим сердцем, Найдра ощутил, как узор его силы растворяется в её волнах. Он замер на берегу, дрожа от холода. Дождь пропитал его волосы, капли его холодными венами скользили по спине, щекоча магические линии под кожей.
- Отпусти меня, - прошептал Найдра, - я тебя спасу.
Колтани не отвечала. Ночь шумела в её глубине. Ночь на дне реки – не ночь на земле, ты встретишь там другие звёзды, - пропел Найдра про себя, и вслед за знакомым мотивом бросился в воду. Он знал – секунда промедления, отблеск мысли о чём-либо, кроме цели, отзвук страха – и кто-то из жителей реки заберёт его, увлечёт на дно. Волны вокруг вздымались так высоко, что равнины вокруг не было видно, будто не реку он пытался переплыть, а океан. Такими горячими, горящими они были, и столько летних штормов и зимних дождей в них звучало, столько голосов с обоих берегов! Найдра понял – до сих пор он не знал магии Колтани, не мог ни приблизиться к ней, ни понять. Она заберёт меня, не отпустит, я утону! – задохнулся демон, и новая волна подхватила его, накрыла его, вышибла весь воздух из его груди, все звуки из его сердца и столько искр его магии, что он почти потерял сознание. Распахнув глаза, Найдра увидел сияние – сияние глубины какой-то невозможной, какой-то солоноватой, брезжущей далеко-далеко – но Колтани сжалилась над ним, выбросила из своих объятий на берег. Кто-то звал его с другой стороны, свет мелькал между деревьев, плясал в волнах, как отражение подводного света, но Найдра не смотрел на них, не отвечал. Фыркая, пытаясь отдышаться, он шёл некоторое время в колышущейся грозовой темноте – ноги путались в высокой траве, и дышал он брызгами дождя – Найдра бездумным взмахом вспорол ночь и рванулся к замку.

Стены Рэйгра, за два года пропитавшиеся магией Эйна, как кожа его детей тёмными и серебряными искрами, втянули его в один из гулких коридоров. После мокрого степного ветра густой здешний воздух полыхнул на коже, обжёг глаза. Найдра закашлялся, отпрыгнул к стене, ища прохлады – что-то прогремело, камень с грохотом раскрошился под его рукой, и тёмная глыба обрушилась на него сверху – новый прыжок сквозь пространство спас его, но всё вокруг рокотало, бушевало, словно он оказался в сердце бури, словно Рэйгра отвергал его силу – Рэйга, предназначенный демонам!

Подавив негодование, Найдра притаился, как на охоте, одну за другой погасил пылающие, вихрящиеся линии силы на коже, убеждая свою душу – мы на охоте, мы в лесу, наша магия должна быть тихой, как человеческая, но мы должны оставаться неслышны, как демон. Постепенно он погасил и свои чувства, погрузился на другой слой реальности, вгляделся в дым – он стал прозрачным, как вода, а боль в глазах была отсюда не слышна. Колтани и Зит научили его этому, потому что Карсу некогда было теперь его учить.
Найдра стоял в человеческом крыле замка, в коридоре узком и низком, предназначенном для слуг. Впереди, под завалом и дымом, был коридор, ведущий во владения его семьи. Дышать стало тяжелее, запах гари снова ударил по нервам, кашель и смех боли заскреблись в горле. Огонь и сила Тэрио пожирали стены, среди которых вырос он и многие поколения избранных Семей. Он чувствовал это в каждом камне, во всём пространстве, всём воздухе, сжимавшемся вокруг – теперь для него нет здесь места, он должен бежать. Воля Рэйгра была так сильна, сжимала его сердце так сильно, что Найдра чуть было не бросился прочь.

- Нет! – воздуха не хватало, даже эхо не ловило теперь его голос, - я не предатель!!

Ты должен был говорить с хозяином замка, - слова эти ударились о его затылок изнутри. В них было столько голосов – голос Колтани, голос степи и леса, и голос далёкого океана, и голос рушащегося замка, и только один, единственный, ясный голос, вобравший их все – голос, по которому Найдра скучал два года, - ты говорил с тем, кого выбрал. Ты не предатель?..

- Нет!! Я просто не понял, я не знал!

Ты всё знал.


- Найдра?.. – слабый стон, слишком знакомый, и слишком похожий на человеческий. От боли, звучавшей в нём, у Найдры подкосились колени. Он обернулся – Онтра сидел, прислонившись к стене, глаза его горели в темноте лихорадочно, яростно, но сам он был бледен, как никогда, - Уходи отсюда, прячься.

Он повторял то, что говорил вокруг замок, воля замка гнала его прочь, воля всего мира гнала его прочь. Я демон, никто не заставит меня сделать то, чего я не хочу! Найдра упал на колени, сжал Онтру в объятьях. Он был холодным, но его сила обжигала.
- Он убьёт тебя, уходи, - прохрипел он ему в ухо. Шёпот его тоже был безжизненным, но таким горячим, - с ним невозможно справиться теперь. Он не пощадит тебя, никого…уходи.

Найдра уронил голову ему на плечо.

- Я не уйду.

Онтра обнял его, слабость сделала его прикосновение мягким, почти человеческим. Его жизнь перетекала в узоры его силы – закрытыми веками Найдра чувствовал эту силу, она гремела сквозь кровь, пропитавшую одежду Онтры. Кровь эта не останавливалась, не остывала – и смерть, приближаясь, заставляла его сиять всё ярче, даже зажмурившись, Найдра ощущал этот слепящий свет.

- Тогда иди…к Карсу…помоги…Лорэ…не оставайся со мной…погибнем оба. Живи.

Онтра взял его за плечи, с силой оторвал от себя. Его кровь на лице оставалась такой же горячей. Всё его лицо было оплетено серебром, губы дрожали, а глаза сияли так неистово – никогда Найдра не видел такого света.

- Я попрошу..он спасёт тебя... – слова не выскальзывали, не слушались, Найдра торопился, он так жаждал потушить это последнее, необратимое сияние, - вы же не знали…

Губы Онтры изогнулись болезненной, грустной улыбкой, он покачал головой и притянул его к себе – последний поцелуй, жаркий и ледяной, сладкий и невыносимый. Найдра понял – Грэйш умер, Онтра прощается с ними обоими, и со своей Дорогой, и со всем миром.

- Я всё здесь уничтожу, - прошептал он ему в губы, - Беги.

***
Она светилась. Пещера Карсу, пристанище самой чёрной из ночей, теперь сияла , как сердцевина огромного драгоценного камня на раскалённых углях. Последний удар сердца Онтры швырнул Найдру в центр этого сияния – на мгновение ему показалось, что он тоже умер, но эхо его силы звучало такой гулкой болью во всём теле, такой острой тоской, какую может чувствовать только живой. Ударившись о пол, по которому волнами катились блики горячего света, Найдра долго не мог сделать вдох – это было сложнее, чем одолеть волны Колтани, оторваться от зова её глубины. Пол растрескался, и трещины пылали алым золотом.

- Ты не имеешь права! – голос Лорэ звенел у него над головой, дикий и яростный, то взмывая вверх, то опадая глубоким рычанием, - Это место принадлежит нам! Во все времена принадлежало нам! Только наше!

О, Тэрио, что ты делаешь, Лорэ, замолчи!

Дилэйн слышат чужие мысли, но Лорэ не услышала. Найдра зажмурился.

- Послушай её, Андтриас, - слова Карсу были такими же тёмными и спокойными, как если бы его сила по-прежнему заполняла эту комнату, проникая в стены и в сердце того, кто осмелился сюда войти, - Ты стал очень сильным, но сила без дальновидности бесполезна. Подумай о гневе Талисмана. Подумай, что станет с человеческими городами по всему миру, если ты не остановишься.
Боль, разъедающая кожу и мускулы, пожирающая воздух, затопила комнату, как прилив. Боль, ярость и голос всего мира.

- Талисман говорит мне,
- это звучало страшно, и оглушительно, и вместе с тем непостижимо притягивало, эта сила и разрушала, и возвращала жизнь, - вы должны сдохнуть.

Найдра смог сделать мучительный вдох и обернуться к нему. Триа стоял в нескольких шагах, и чёрный взгляд его вспарывал воздух, и свет вокруг, и саму жизнь, как раскалённый нож. Он смотрел на Лорэ – Найдра чувствовал это, не видя её, ведь её имя, разорванное в клочья его волей, клубилось, билось вокруг. Против воли, он ощутил душащую, страстную ненависть к ней – отражение ненависти Триа, пронизывающей всё. Возможно, Лорэ и сама себя теперь ненавидит? Возможно, сейчас она умрёт от этой ненависти?...

Нет, нет

- Нет! – Найдра подбросил своё тело вверх, узор его силы вспыхнул, взвыл от боли волчьей песнью Талисмана, - Не убивай их, они уйдут сами!

Он был как сердце мира, он был таким, словно провёл во сне вечность, и вместе с тем, что-то непостижимое, но неизменное осталось в нём, кожа, обжигающая взгляд, пронзительные искры в чёрных зрачках, и жадная уверенность, пылавшая во сто крат сильнее, чем прежде. Найдра узнавал его и был счастлив от этого, и вместе с тем не узнавал и боялся. Он видел – всё это было в нём и раньше, было всегда, как он мог ошибиться? Я предатель.

- Найдра, - оторвав взгляд от Лорэ, произнёс он тихо, но спокойное это звучание эхом прокатилось по каждому коридору замка, ещё живущему или уже разрушенному, - Почему ты здесь? Я сказал недостаточно ясно?

Рэйгра сжался от этих слов вокруг его сердца, снова проклиная, прогоняя его прочь. В глазах потемнело, воздуха вокруг больше не было, и Найдра произнёс, дыша своей силой:

- Прости…я не понял…я дурак.

Если это была смерть, то длилась она слишком долго, была слишком тяжёлой, слишком неподвижной, она не приносила восторга, обещанного Талисманом. Потом воздух вернулся, и убийственный свет вокруг стал мягким, рассеянным, как туман на рассвете. Найдра сделал долгий, сладкий вдох – как хорошо было снова дышать! – и взглянул на Триа. Вечность клубилась в его глазах, он был таким спокойным, но хмурился почти устало.

- Они сбежали,
- произнёс он голосом почти знакомым, - трусливые твари.

Не глядя, он потрепал Найдру по волосам – пальцы его стали теперь такими горячими, движения словно звенели, тяжёлые от переполнявшей его энергии:

- Беги за ними, если хочешь.


Бежать за Лорэ было бы ужасно. Ненависть Триа оставила такой болезненный рубец в его сердце, что противно было даже думать о ней. Найдра стыдился этого чувства и вместе с тем был горд – самая сильная связь, сдерживавшая его, как цепь, власть Карсу, забота о Лорэ – всё было разрушено, сожжено, как растрескавшиеся стены пещеры и следы магии Карсу в чёрном камне. Найдра отрицательно встряхнул головой, и на это ушли последние его силы.

Комментарии
2012-10-05 в 04:16 

Emy Olwen
Солнце и кровь
это великолепно и невероятно сильно!!
триа бесподобен *_____*
найдра хороший!! вот прям нравится мне все больше!!!
но его родственники - !!!! скорей бы этот карсу на тот свет отправился, это кранты какие-то, про лорэ вообще молчу...

и еще мне так нравится терлит...

2012-10-05 в 04:30 

Ando Gro
defying gravity
Emy Olwen, спасибо, спасибо Т____Т
ыыыыы, дааа)))
да, я очень в этой главе проникся найдриком, прямо проросли мозги)))))
ничего, все получат по ушам(ну т.е. почти все))))

терлит прекрасен!!))))

2012-10-05 в 09:49 

Шут обыкновенный
Панк (от англ.punk) - разумное, доброе, вечное (с)/ Ушел в Эребор
о, я оказалось пропустил предыдущую главу из-за своей поездки на юга, так что теперь сразу две прочел.
Круто очень!! Ваще какой Триа...О_О
очень понравилось

2012-10-05 в 14:13 

Ando Gro
defying gravity
Шут обыкновенный, ааааа, спасибо тебе огромное !!!! Мне сейчас просто как бальзам на израненную душу, прошу прощения за пафос)))
Триа суров, да))))
пасиб!!!

2012-10-05 в 14:39 

Шут обыкновенный
Панк (от англ.punk) - разумное, доброе, вечное (с)/ Ушел в Эребор
2012-10-05 в 23:48 

zaichatina
Смотри в небо, не утыкайся взглядом в землю!
неистовая глава, такая буря, и так жалко Найдру, и в то же время он такой сильный, честный, наивый и проницательный.
Лорэ все ужаснее, обезумевшая демоница.
А история все больше увлекает, захватывает! Триа восстал и идет всех наказывать? )))
Зит и Клотрен загадочные. То они командуют Нейдрой, бьют по голове, и тут же оказывается, что так они защищают его.

И мне все так же ужасно нравится, как ты пишешь, зримо, осязаемо, я прям чувствую этот дождь, и гарь , и волны.

2012-10-06 в 00:02 

Ando Gro
defying gravity
Шут обыкновенный, :dance2:

zaichatina, спасибо!!!))))

Лорэ все ужаснее, обезумевшая демоница.

нет, ну она в принципе в уме не менее чем обычно)))))) но что она всё ужаснее, это точно)))

А история все больше увлекает, захватывает! Триа восстал и идет всех наказывать? )))

Спасибо!!)))) Ну почему восстал, это его замок))))

Зит и Клотрен загадочные. То они командуют Нейдрой, бьют по голове, и тут же оказывается, что так они защищают его.

ну по голове его Клотрэн ударил за то что он Зит послал, нехорошо это))) А так они хорошо очень к нему относятся, любят))))

И мне все так же ужасно нравится, как ты пишешь, зримо, осязаемо, я прям чувствую этот дождь, и гарь , и волны.

спасибо тебе огромное!!!))))

2012-10-06 в 00:19 

zaichatina
Смотри в небо, не утыкайся взглядом в землю!
Ando Gro, Триа восстал из мертвых, то есть спящих)

2012-11-14 в 01:25 

Thunder
the barriers between us have fallen and we have become our own shadows
блин, я так боялся всю дорогу, что Найдре отвесят больше, чем он сможет унести, прямо гора с плеч)) нельзя с ним так сурово)))

(всем остальным наоборот мало дали, я считаю, особенно Лорэ))

ох, что же будет с замком теперь?

Мне очень нравится, как тут все легко перетекает одно в другое, такие слова, окрашенные эмоциями. (для меня очень легко воспринимать даже не как текст, а как историю)

2012-11-14 в 01:31 

Ando Gro
defying gravity
Знак Грома, если честно я тоже побаивался, мда))))))))))))
(все остальные(кроме лорэ =_____=) дополучат своё в следующей главе))))))

с замком-то всё нормально будет, а вот по всему миру будет некоторый беспредел...

2012-11-14 в 01:36 

Thunder
the barriers between us have fallen and we have become our own shadows
Ando Gro, а про неё будет еще?)

2012-11-14 в 01:38 

Ando Gro
defying gravity
Знак Грома, про Лорэ?))) да, к сожалению))))))

   

культ

главная