09:04 

Ando Gro
defying gravity
***

Ветер был здесь таким сильным, таким требовательным, что смежив веки Нетт видела, как он бьётся о стены башни — разлохмаченная свистящая плеть, размытая приливом дорога. Так высоко, что весь город, весь мир внизу мерцал под зыбкими волнами — отблески неспокойного неба отражались в утреннем тумане, и холмы вдалеке казались скользящим песком океанского дна. Триа говорил, что она, его Тень, сможет видеть его, когда он отправится к океану, когда будет в любой части света. Это не особенно утешало её, но спорить не было смысла, и потому в ближайшие недели она решила научиться наблюдать. В Рэйгра было девять башен Эльс — здесь могли находиться лишь Наблюдатели, Координатор и хозяин замка. Несколько дней назад Нетт узнала, что башня, в которой они с Триа провели последние два года, негласно считалась десятой. Прищурившись, она могла и сейчас различить её очертания — обломки стен и огромные рёбра крыши рухнули в зарослях сада-лабиринта, как истерзанное бурей тело затонувшего корабля. Триа сказал, что это место может ещё пригодится, ещё может стать настоящей десятой башней. «Если бы я успел это раньше, Йона была бы свободна». Он говорил с грустью, но этот замысел искрился в его глазах, как отражение рассвета нового дня, для Нетт ещё не различимого. «Расскажи мне», - просила она, но он отвечал: “Если я начну рассказывать сейчас, не смогу ограничиться разговором, не остановлюсь, пока всё не будет закончено, а сейчас у нас много других дел. Пусть будет там, пусть зовёт меня, я хочу слышать».

- Вот, держи, - кто-то коснулся её плеча, Нетт вздрогнула, сдерживаясь, чтобы не отшатнуться, - Он сказал, ты хотела, чтобы у тебя тоже был арбалет.

Наблюдатель северной башни, Киниту, носил перчатки из грубой кожи, часто улыбался и знал историй больше, чем Магнетта прочитала книг за всю жизнь. Возможно, ему следовало бы записывать их, если бы они были правдивее. По его словам, когда-то он бежал от сестёр Грёзы, и попал в Рейгра, потому что сама Эльс проводила его сюда, взяв взамен кожу на его руках, но наградив даром Наблюдателя. «Теперь я вижу её земли и дороги, ведущие к ней. Каждую ночь она зовёт меня, зовёт шагнуть вниз. Хорошо, что теперь нужно защищать башню, хорошо, что ты здесь. Хорошо, что он поговорил со мной». Некоторые люди замка говорили теперь о Триа со странной интонацией, словно боялись вмешаться в Игру Талисмана — почтение, непонимание и зыбкий страх. Киниту был не таким - в тот день, когда Триа привёл к нему Нетт и потребовал заботиться о ней, он сказал: «Больше не слушай Грёзу, она не тронет тебя, ты не её зверь. Говори со мной, и я помогу тебе» - и Магнетта увидела, как с этим померкнувшим человеком произошло то же, что с Гроттэри, то же, что когда-то с Кариштой, и наверное, с ней самой — глаза его, затуманенные, устремлённые в самые тёмные глубины души, ожили, словно новый путь, или путь прежний, но давно потерянный, осветился перед ним. Сила этого пути звучала теперь в голосе Киниту, когда он говорил о Триа, и потому Нетт нравилось находиться рядом с ним.

- Я не справлюсь с ним, - тихо возразила Магнетта, принимая арбалет из его рук, и чувствуя дышащую, почти знойную тяжесть, почти сразу она протянулась тёплой болью от запястья до локтя, - слишком тяжёлый.

- Ну ты уж попроси помочь. Для него это знакомая штука.

Просто попробуй. Что умею я, умеешь и ты.

Магнетта вскинула арбалет на плечо – словно оживлённый окутавшей её волей Триа, он льнул к ней и почти парил в собственной магии. Память его рук горела в её руках. Нетт сделала вдох.

Закрой глаза.


Его голос был взбудораженным, весёлым и злым. Магнетта чувствовала его напряжение - клинка, черпающего силу в земле и долгом ожидании удара, магической волны, накрывающей всё длинной тенью и тишиной – готовой обрушиться, но ещё невидимой и неподвижной.

Где ты?..

Дым, много дыма, далёкие голоса, будто разорванные в клочья.

Потом! Закрой глаза.

Дороги Грёзы протянулись перед ней – сияющий узор инея в глубине остывающей почвы. Близились холода, и дороги эти мерцали и шептали всё ближе к поверхности. Осторожно Нетт последовала по одной из них – но до самых окраин их владений, до тех мест, где инейные реки тонули в безграничной сияющей белизне, всё было тихо, никто не пытался приблизиться к ним. Арбалет тихо пел, вторил их шёпоту, предупреждал.

Если заметишь кого-то, - ветер трепал её волосы, кружился вокруг, не давая поймать его настроение, накрывая и опьяняя волнами его силы, - открой глаза и стреляй. Башня перебросит заряд к твоей цели. Лучшая защита в мире.

Где ты? Ты сражаешься с кем-то? Они напали?

Горечь его усмешки упала в туман у подножия башни, прокатилась болезненной рябью по многоцветным волнам, отражавшим небо.

Ты хотела учиться наблюдать – учись! – далёкий удар где-то вдалеке заставил всё вокруг потемнеть на мгновение. Эхо его было почти слышимо и здесь, на высоте. Киниту тихо выругался.

Не волнуйся. Они очень далеко и не приблизятся к замку. Если б сделали так, нам было бы проще.

***

Эльтагри была совсем не похожа на ту женщину, что связала душу Магнетты с душой Триа и объединила их судьбы. Магнетта плохо помнила её, лишь след её прокляться метался тенью где-то в глубине кошмаров. Иногда среди мылей Триа Нетт слышала ту женщину — она томилась где-то далеко, далеко под землёй. Иногда она молила о прощении, иногда плакала, а порой пыталась запутать их тёмной сетью какой-то зловещей песни, страшной судьбы. Но Триа не отвечал ей, ни мыслью, ни единым порывом не давал ей знать, что понимает — она существует, и ждёт, и жаждет мести.
Магнетта задавалась вопросом — слышат ли другие Сёстры Грёзы то же, что он? Их магия — паутина судьбы, они должны чувствовать, что с ней случилось, их голоса и желания должны были вторить ей эхом.

Но Эльтагри, если и чувствовала, не придавала этому значения. Она была совсем другой.
Покинув свой лунный дом, она словно лишилась той колючей морозной сферы, что всегда окружала её Сестёр. Движения её были мягкими, и голос струился тихо — она напоминала о ранних легендах, тех, в которых Грёза пела своему сыну и оберегала его сны. Несколько её Младших пришли в замок вместе с ней, поселившись в протяжном светлом крыле замка — с высоты оно казалось похожим на серебристое широкое копьё, наконечник трелы, замерший в полёте, искрящийся на солнце. Искристость эту придавал окутанный многослойной магией лёд — он заменял в том крыле крышу, мерцал на окнах. Воздух внутри был до оглушительной сладости чистым, каждый шаг звенел, а сияние ночного неба преломлялось текучими разноцветными узорами. Оказавшись там однажды, Магнетта почти пожалела, что не родилась в Семье, которой предназначена эта тихая и беспощадная красота, а встречаясь с Эльтагри, каждый раз пыталась придумать подходящий предлог, чтобы вновь посетить это место. Но ничто не было достаточно уместным, а тишина вокруг неё была такой чарующей, что каждый раз Магнетта не находила слов.

Она приходила не так уж часто — в основном для того, чтобы рассказать об услышанном в снах и далёких голосах своих сестёр. Она рассказывала о долгих бурных годах, неспокойных дорогах, множестве потерь — не предостерегающе, скорей, с усталой грустью. В комнате Гротэри, где Триа собирал всех людей, что показались ему достойными обсуждать дальнейшую судьбу города и замка, её голос звучал всё равно как в снежной пустыне, так тихо было вокруг, такая осязаемая тревога звенела во всех сердцах. Магнетта, слушая её, каждый раз сжимала руку Триа, чтобы согреться и отрешиться от этой тревоги. Его душа, его голос все опасения обращали в пыль. Когда он начинал говорить, весь мир словно льнул к нему, кружение Тэрио становилось почти видимым, подхватывало всех, кто слушал его, и несло над видениями обещанных разрушений, делая их неважными, зыбкими, преодолимыми.
Гротэри пытался спорить порой, но Магнетта чувствовала в его предусмотрительности иронию над самим собой. Он ничего не боялся. Эльтагри говорила:

- Люди разучились слушать, многие потеряли мудрость и память. Ты должен всё изменить.

А Триа говорил:


- Всегда мечтал об этом! - и его хрипловатый смех кружил всех, словно вихрь.

Только Старший из семьи Хаоса, ратдишъ с причудливым шрамом, рассекавшим лицо дугой от левого уха до подбородка, изредка хмурился и редко делился своими мыслями. Найдра объяснял, что это из-за того, что он был очень дружен с Кирэ и уважал семью Талисмана. Призванные защищать замок, ратдишъ не хотели тем не менее выступать против Детей Эйна.

- Они тоже не люди, - говорил Найдра, разводя руками, и, быстро смутившись, бормотал, - Ну, ты понимаешь...

- Если люди им не нравятся, - обрывал его Триа, мрачнея, - пусть уходят. Пусть идут к Лорэ. Я справлюсь со всеми.

- Нет, нет, здесь же их Шериа-Крэ! Они не уйдут, не разрушив его. И знают — ты не дашь им его разрушить. Так что всё в порядке. Вроде как. Пока что.


***

Обычно Триа забирал её перед собранием — появлялся в башне, хлопал Киниту по плечу, какое-то время они болтали, обсуждая северные порядки — Магнетта слушала, как их смех падает вниз, гулко стучит о стены башни, словно та обрела живое сердце, и понемногу отогревалась после долгих часов наблюдений за холодными дорогами Грёзы. Но не сегодня — сегодня что-то случилось. Петляя по узким дорожкам лабиринта, она пыталась сосредоточиться, пыталась увидеть. Всё вокруг сбивало её - шум воды в фонтанах, и тени ветвей на тропинках, и запах осени, насыщенный, перезрелый, и воздушные арки, и блики солнца, всё спутывалось клубком неверных знаков, словами незнакомого языка. Впервые Нетт осознала по настоящему, за что этот сад получил своё имя. Нужно думать о замке, иначе я буду блуждать здесь вечно. Она не верила этой легенде, но за новым поворотом ей почудился шум города у Границы — ни знакомых слов, ни голосов, но гул такой знакомый, такое знакомое чувство, что ей пришлось остановиться, перевести дух. Дальше она шла осторожно, не сводя глаз с замка, бессознательно ища его руку — стук его сердца, взбудораженный и горячий, стучал в её ладнонях, придавал сил. Вот тропинки стали шире, вот застучали под ногами знакомые ступени — замок укрыл её своим дыханием, своей густой тенью, словно крылом. Память осталась снаружи, но неприятное чувство словно кралось следом, скользило вдоль стен. Что-то случилось.

Камень, по которому она ступала, казался живым — то вздымался, то опадал, как волна, как дыхание, замершее в граните. В каждом шаге, в каждой новой ступени, взвиваясь вверх вместе с крутыми лестницами, выныривая из глубокой темноты узких коридоров в озёра дневного света, затопляющие всё вокруг там, где потолки были прозрачны, а окна — огромны — она смотрела и не видела, смотрела и пыталась различить, где он, какой город они потеряли. На мгновение она увидела — огромный тёмный круг, выжженная земля, ратрескавшийся воздух под остепительным небом — и чуть не шагнула туда, но Рэйгра поймал её за плечи, остановил.

Я скоро. Тебе нельзя сюда.

В длинной комнате Гротэри, освещённой по-осеннему прозрачно, отражающей серебряные блики крыш города, была сейчас только Эльтагри. Она стояла у окна, обняв себя руками, а небо раскинулось перед ней, высокое, пронзительно-чистое, белое платье светилось, отражало его цвета, а чёрные кудри их поглощали. Увидев её, Магнетта стала двигаться тише — безотчётно, словно коснувшись привычного уже поля тишины, окружавшего Сестру Грёзы.

- Теперь никто уже не сможет вернуться, - сказала Эльтагри, не оборачиваясь, не шелохнувшись — казалось, лишь её голос, ясный и сильный, парит над комнатой, парит над городом, - Очень, очень долго.

Магнетта тихо отодвинула себе стул, села, положив руки на колени. Воздух мягко впитывал усталость, как прохладное полотенце. Она знала — башня, из которой она пришла, должно быть, хорошо видна из какого-нибудь окна комнат Гротэри, и всё же путь был невероятно долгим. Небо у горизонта уже прогнулось сиреневой дугой. Во рту пересохло.
Эльтагри молчала, и молчание её проникало и в мысли Магнетты. Но всё же, она тихо спросила:

- Что случилось?..

Помедлив, Эльтагри ответила:

- В четырёх днях пути отсюда был небольшой город. Когда-нибудь он мог стать одной из улиц Рэйгра, кто знает. Там жили люди разных Семей, и люди своей собственной судьбы. И двое детей Эйна. Никого не осталось.

Перед глазами Нетт запрыгали тёмные страницы, серебристые строчки:

Дети Эйна слишком гордые существа, чтобы позволить людям увидеть их угасание. Почувствовав первые следы слабости в своём теле, они находят место открытое всем ветрам, и разрушают его — от самых глубоких подземных голосов и до облаков. Если таких демонов двое, или если они уважают друг друга, - уважение — самое серьёзное из чувств, что упоминалось обычно в книгах о Детях Эйна, - они устраивают сражение, которое может длиться неделями и становиться всё сокрушительней и страшнее с каждым часом.
Зрелище это прекрасное, но наблюдать его можно лишь за много дней пути от тех мест. Ни человек, ни зверь, ни река — ничто не выживет, оказавшись поблизости. Земля всегда изменяется после этого — может обратиться в терлит, может подарить новую дорогу или стать местом Талисмана, а может погибнуть на сотни лет. К счастью, когда-то Талисман уговорил Детей Эйна не поступать так рядом с городами людей — ведь их создали Близнецы. Но всем известно, что только смерть, преломившую реальность, Дети Эйна считают не напрасной. Существует легенда, что Граница возникла именно так.


- Так будет везде, - сказала Эльтагри грустно, - конечно, он остановит их. Но никто не сможет вернуться.

Комментарии
2013-01-13 в 18:02 

Уря!!! Еще немного ))))

Специально перечитала пару предыдущих глав, чтобы вспомнить о событиях до. Но все равно не совсем поняла, для защиты от кого Нетт нужен арбалет. Поняла, что Триа наводит порядок дальше и все.

В целом восприятие написанного не изменилось - будто на границе сна и яви, то там, то здесь, будто полупрозрачный туман и в нем то ли что-то знакомое-родное видится, то ли что-то новое, неизведанное...
Вроде мысль за хвост ухватила, а она взяла и растворилась, оставив руки пустые... а может, только кажется что пустые...

До безумия прекрасная история!
Очень очень жду что там дальше!!

2013-01-13 в 18:36 

Emy Olwen
Солнце и кровь
Это потрясающе.
Честно говоря, с трудом нахожу слова - это прямо ожившая мифология, переломный момент для мира и всех сил, и при это все происходящее так достоверно, все детали, подробности жизни.
Жду дальше!!

2013-01-13 в 19:31 

Ando Gro
defying gravity
Babysalomea, спасибо огромное за отзыв!!!!)))

Но все равно не совсем поняла, для защиты от кого Нетт нужен арбалет.

Арбалет - предмет с магическим прицелом, с ним она может наблюдать что происходит на дорогах на многие дни пути вокруг)))

а от кого - ну Карсу непрозрачно намекал, "подумай, что станет с человеческими городами по всему миру, если ты не остановишься", вот что бы такого не случилось, надо следить)) От демонов в общем, если они решат явиться и замок отобрать)))

До безумия прекрасная история!
Очень очень жду что там дальше!!


спасибо, спасибо!!!))))рад что нравится!!)))

Emy Olwen, спасибо тебе Т______Т постараюсь скоро дальше написать!

2013-01-13 в 22:30 

Ando Gro, про магический прицел как раз очень понятно, я пропустила только от кого защищаются :facepalm3: , теперь все ясно )))
Пиши, очень жду дальше )))

2013-01-15 в 21:41 

zaichatina
Смотри в небо, не утыкайся взглядом в землю!
Дааа, такая настроенческая глава, это ожидание, собирающиеся силы, напряжение - здорово!

2013-01-15 в 22:20 

Ando Gro
defying gravity
Babysalomea, скоро будет!))

zaichatina, спасибо!))

     

культ

главная